Вход господа в Иерусалим (Вербное воскресенье)

Вход Господень в Иерусалим

В России праздник входа Господня в Иерусалим называется еще Вербным воскресеньем. Пальмы в России не растут, и верующие приходят в церковь с  вербами-весной она распускаются одними из первых.

Во время  всенощного бдения-на полиелее-священник читает молитвы на освящение верб и окропляет их водой. После этого верующие уносят их домой, где вещают ветви в красном углу.

12 апреля – переходящая

Историческое содержание

Праздник Входа Господня в Иерусалим празднуется за неделю до Пасхи, в 6-е воскресенье Великого поста.

«Вербное Воскресенье» – так обычно называют в народе праздник Входа Господня в Иерусалим. Православные христиане спешат в церковь с пучками пушистых верб. Нас охватывает радостное предчувствие: через неделю – Пасха! Но при чем здесь вербы, о которых ничего не знали евангельские герои? Каков вообще исторический смысл праздника?

Обратимся к евангельской истории

Ранняя весна 30 г. н. э. В Иерусалим уже прибыл военный губернатор (прокуратор, точнее – префект) Иудеи Понтий Пилат, чтобы наблюдать за мятежными подданными. Скоро еврейская Пасха, и за шесть дней до нее Христос направляется к городским воротам, словно желая воссесть на принадлежащий Ему царский престол, впервые позволяя называть себя Царем. Это – последняя попытка обратить людей от политических заблуждений, указав истинный характер своего Царства «не от мира сего». Поэтому под Иисусом не боевой конь, но кроткий осел, символизирующий мир. А люди размахивают пальмовыми ветвями и кричат осанна! («спасай нас!»). Они ждут, что Он явит божественную силу, ненавистные римские оккупанты будут уничтожены – и придет вечное Мессианское Царство. Но Христос не будет истреблять римские легионы и изменять политическое устройство мира. Это бессмысленно, если нет обновления нравственного. Подобные попытки оборачиваются еще большей бедой.

«Вход Господень в Иерусалим»

Пройдет четыре дня, и неверные ученики в страхе разбегутся из ночного Гефсиманского сада, оставив связанного Учителя в руках стражи; а толпа, ныне приветствующая Мессию восторженными криками, будет в озлоблении вопить: «Распни, распни Его!» Он обманет ее надежды…

Подражая современникам Христа, мы тоже встречаем Его с зелеными ветвями в руках. Христиане Востока – с ветвями финиковых пальм, лавра, цветами. У жителей Севера они поневоле заменяются вербами – первыми зеленеющими деревьями. Они освящаются в канун праздника, на Всенощном бдении, после чтения Евангелия. В народе получили распространение различные «вербные» обычаи и обряды: хранить освященную в церкви вербу в течение года, украшать ей домашние иконы и ставить на подоконники, приносить на могилы родственников, окроплять вербной кистью, смоченной в святой воде, домашний скот, есть вербную кашу, сваренную с едва распустившимися почками ивы и ее сережками. «И тех же верб сквозные прутья, / И тех же белых почек вздутья / И на окне, и на распутье, / На улице и в мастерской…» (Б. Пастернак). В последнее время православный обычай приходить в храмы с вербами наблюдается у российских католиков.

В России XVII в. в этот день совершался красочный обряд «Шествия на осляти». Особенным великолепием он отличался во времена патриарха Никона (1652–1658) и царя Алексея Михайловича. Шествие начиналось от Царской площади у Покровского (Василия Блаженного) собора, в котором патриарх и царь облачались в шитые золотом и жемчугами ризы. На Лобном месте происходила раздача ветвей вербы и даже настоящих пальмовых ветвей, привозившихся из Персии. Затем, по сообщению гостя из Курляндии Якова Рейтенфельса, «царь, пешком, ведет лошадь (вместо осла), на которой сидит патриарх, за красный повод, в Кремль. Впереди же всех едет повозка, везомая лошадьми в великолепных попонах, на которых стоят искусственные деревья, обильно увешанные цветами и плодами. На ветвях их сидят несколько маленьких мальчиков, наряженных ангелами, и весело приветствующих пением осанна!».

Впереди царя шли стольники, а окружали его бояре, окольничие и думные дворяне. Патриарх во время шествия осенял народ крестом. За ним шли церковные иерархи в богатейших облачениях. Церемонию заключали гости. Шествие тихо приближалось к Спасским воротам. В это время начинался общий звон, как в Кремле, так и по всем многочисленным московским церквам, и продолжался до вступления царя и патриарха в Успенский собор. Гудел воздух над столицей, и благовест разносился на много верст вокруг!

В 1683 г. «осля» под патриархом вел одиннадцатилетний Петр Алексеевич; затем, до 1693 г. включительно, его водили оба брата-соправителя, Петр и Иван, после чего свидетельства о шествии исчезают. Повзрослевший Петр уничтожил это действо, считая его для себя унизительным, а вскоре упразднил и само патриаршество на Руси.

Минуло три века, изменились взаимоотношения Церкви и государства, и сейчас нет препятствий к совершению красочного «Шествия на осляти». Остается лишь открытым вопрос: кто поведет осла под патриархом?

Богословское содержание

– В этот день Господь был торжественно встречен иудейским народом как Мессия;
– Вход Господень в Иерусалим соответствует времени избрания ветхозаветных пасхальных агнцев; в данном отношении торжественное шествие Христа в Иерусалим соответствовало шествию Его на вольные Страдания, как Новозаветного Агнца.

Иконография праздника

Центральное место на иконах этого типа всегда занимает фигура Христа, восседающего на ослике. Позади Христа — Его последователи, ученики. Согласно иконографическому сюжету, соответствующему историческому, Христос въезжает в город, где Его встречает ликующий (Зах.9:9) народ (Мф.21:7-9). За Христом следуют Его последователи, ученики. Взор Христа, как правило, бывает обращен именно на них.

Толпа встречающих изображается справа (если смотреть со стороны богомольца или зрителя). Часто представители этой толпы пишутся на фоне высоких вертикальных стен городских построек. В буквальном восприятии эти постройки — образ иерусалимских строений. Однако этот иконографический компонент имеет и другую интерпретацию, не противоречащую буквальной. Отметим, что тогда как фигуры шествующих за Спасителем апостолов пишутся склоненными, в знак смирения и признания Иисуса Христа Господом, фигуры встречающих стоят почти строго прямо. Это подчеркивается вертикалью высокой стены (высоких стен). Через такое иконографическое решение проводится мысль о стене неверия в Иисуса, Сына Марии, как в обетованного Мессию, стене неприятия, воздвигнутой теми иудеями, которые не уверовали в Него как в Бога (напомним, что всего через несколько дней после торжественного входа Господа в Иерусалим, многие иудеи требовали Его распятия (Мк.15:13-14)).

В нижней части икон этого типа представлены дети: некоторые из них держат пальмовые ветви, некоторые постилают одежды перед Христом. Также дети бывают представлены на пальме, которая, обычно, изображается на заднем плане: они смотрят на Мессию и режут ветви (Мф.21:8). Часто дети бывают представлены в белых одеждах, что в православной иконографии нередко служит символом чистоты. В этом, помимо буквального смысла, можно видеть и более глубокий. нравственно-поучительный: «если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф.18:3).

Помимо пальмы на заднем плане бывает представлена гора, внешний контур которой, также как и изгиб пальмы, гармонирует с контуром фигуры Христа и везущего Его ослика: даже неразумная тварь, в отличие от не уверовавших иудеев, подчиняется воле Божьей.

Богослужебные (литургические) особенности

Накануне вечером совершается всенощное бдение.

Поскольку совершенно очевидна неразрывная связь между Входом Господним в Иерусалим, чудом воскрешения праведного Лазаря и Страстями Господа, соответствующее празднование в православной литургической традиции является, с одной стороны, началом Страстной седмицы, с другой – наступает после Лазаревой субботы.

В древней (до X века) иерусалимской богослужебной практике в этот праздник вечером происходило торжественное символическое шествие с пальмовыми ветвями, которое возглавлял епископ, шествовавший, вероятно, верхом на осле – как в свое время Иисус.

Нечто подобное сохранило и соборное богослужение Константинополя IX-XII столетий. Итак, Божественная Литургия начиналась не в Св. Софии, где была утреня, а в храме, посвященном 40 мученикам Севастийским, куда Патриарх отправлялся верхом на жеребце.

В послеиконоборческих византийских монастырских Уставах – Студийском и Иерусалимском – богослужение Входа Господня в Иерусалим в целом приняло свой современный вид.

Рассматриваемый праздник включен в цикл Постной Триоди. Одной из его отличительных особенностей является отсутствие предпразднства и отдания. Хотя их функционально-литургической заменой можно считать шестую седмицу Великого Поста (особенно Лазареву субботу).

Итак, согласно Уставу общий формуляр празднования Входа Господня в Иерусалим таков. Предписывается всенощное бдение, состоящее из великой вечерни, великого чтения, утрени и 1-го часа. Бдение предваряется малой вечерней и трапезой. Исхождение из монастыря, символизирующее известное шествие, совершается после часов. На Литургии положены праздничные антифоны.

Отдельно надо указать на следующий факт: при строгом запрете на вкушение рыбы Великим Постом на праздник Входа Господня в Иерусалим она дозволяется.

Народные традиции славян

В России был распространён обычай слегка ударять друг друга вербой. После заутрени, к которой малых детей не водили, возвратившиеся из церкви домой родители никогда не упускали случая поднять с постели детишек лёгкими ударами вербы, приговаривая: «Верба хлёст, бей до слёз. Не я бью, верба бьёт. Будь здоров, как верба»[10].

Восточные славяне освящённым вербам придают особую очистительную силу, верует в спасение домашнего скота от порчи, болезней, сглаза, хищного зверя, от злых людей и злых духов[11].

Особой приметой вербной недели считались вербные базары. Особенно они были любимы детьми, так как на них был представлен богатый выбор детских игрушек, книг, сладости. Там же покупали связанную пучками вербу. К пучку привязывали украшение — бумажного ангелочка. Он так и назывался «вербный херувим».

С вербой связано много поговорок и примет: «На канун Вербного воскресенья Св. Лазарь за вербой лазил»[12], «Скотину выгоняют в поле в первый раз (на Егория вешнего) вербой с Вербного воскресенья»[13], «Если вербная неделя ведряная, с утренниками, то яри хороши будут»[14], «На вербной мороз — яровые хлеба хороши будут»[14], «Верба распутицу ведёт, гонит с реки последний лёд»[15], «Не верба бьёт, а старый грех»[16].

 

 

0

Автор публикации

не в сети 11 месяцев

Симко Александр

0
Комментарии: 0Публикации: 7Регистрация: 06-04-2020

Обсуждение закрыто.