Отчет об экспедиции в слободу Дячкино

Уже несколько лет в Шахтинском Я.П.Бакланова казачьем кадетском корпусе действует программа «Казачья память», цель которой путем прямого и непосредственного прикосновения к истории, проникновения в нее, изучения изнутри истории своей семьи, населенного пункта, края воспитывать настоящих патриотов, достойных граждан России, будущих защитников Отечества. Многочисленны и многогранны направления программы. Они затрагивают различные эпохи славного прошлого Донского края, порой поднимают из глубин забвения имена наших славных предков.

Одно из таких направлений посвящено, наверное, самому славному периоду в истории Войска Донского – участию казаков в Отечественной войне 1812 года. Тема эта близка руководству корпуса, уже много лет серьезно, кропотливо, по-настоящему увлеченно мы занимаемся «наполеоникой». Однако втянуть ребят в это дело не получалось. Толчок, сдвинувший все в нужном направлении, произошел в Питере, во время очередной поездки в Федоровский Государев Собор на годовщину расстрела Императорской семьи.  Ежегодные эти поездки – это другое направление «Казачьей памяти». Во время посещения Эрмитажа, как элемента культурной программы поездки, в Галерее 1812 года кадеты с восторгом и удивлениям выискивал портреты казачьих генералов. Так появился интерес к истории той забытой войны, ибо до сего дня кроме М.И.Платова никаких других имен они не связывали с теми событиями. Ныне, благодаря Эрмитажу и добрым людям, у нас в Корпусе есть уникальная коллекция портретов Донских казачьих генералов участников Отечественной войны. И теперь интерес расширился: какова их судьба, после войны. Где могилы М.И.Платова, И.Е.Ефремова, В.В.Орлова–Денисова, И.К.Краснова 1-го, В.Д.Иловайского 12-го мы знаем. Могилам одних мы отдаем почести в Войсковом соборе Новочеркасска. За могилами других – ухаживаем в Донском монастыре в Москве. А где похоронены другие? В каком состоянии их могилы?

Вскоре мы узнали, где похоронен еще один из героев 1812 года, ставший впоследствии Войсковым атаманом – генерал от кавалерии Максим Григорьевич Власов-3. Не без нашей помощи, а точнее, при прямом и активнейшем участии Шахтинского кадетского корпуса, на его родине – в станице Раздорской появилась сначала символическая могила героя, а затем и памятник ему. Успех окрылил и подстегнул к активным действиям, тем более, что юбилей просто обязывал интересоваться этой темой. Благодаря книге «Донской генералитет 1812 года» мы узнали, что в слободе Дячкино Тарасовского района Ростовской области похоронены сразу три генерала. И каких!  Карпов Аким Акимыч генерал-лейтенант, основатель Донской артиллерии, командир бригады, герой Бородина и многих других сражений, предводитель Донского дворянства. Греков 8-й Петр Матвеевич генерал-майор, участник Итальянского похода А.В. Суворова, в 1812 командир бригады, участник многих сражений, раненный в руку, не покинул службу. Именем его был назван казачий полк. Дячкин Григорий Андреевич генерал-майор участник многих сражений, в 1812 году единственный, кто удостоился награждения именным знаменем «Храброму Донскому Дячкина полку», за то, что лихой атакой разгромил два полка французской гвардии. Вот такие героические и практически забытые имена!

Первая же разведывательная поездка показала, что все совсем не просто. В Дячкино уже давно нет не только могил героев, но даже храма, во дворе которого они покоились. Мало того: на месте храма и усыпальниц располагается непонятного вида толи клумба, в которой ни чего не растет, толи бассейн с землей. Местным жителям наша тема не интересна, и вообще, как говорится, шли бы вы отсюда. «Вы только памятник Ленину не трогайте – это наша история». А три генерала-героя – это, выходит, не «наша» история.

Тем не менее, желание вернуть из небытия героев 12 года оказалось сильнее местечкового безразличия. Вскоре была создана инициативная группа, которая занялась работой в архивах, составлением необходимых бумаг, согласованием с различными инстанциями. На долю кадет выпали земляные работы.

Практически всю осень кадеты и офицеры корпуса несли вахту в далеком селении Дячкино Тарасовского района. Два часа в дороге туда, два часа  – обратно, несколько часов работы: иногда тяжелой физически, иногда медленной и кропотливой, и всегда тяжелой душевно. Под, увы, к сожалению, не всегда добрыми, взглядами дячкинских зевак, насмешками и откровенными ругательствами. Приходилось делать нужную и важную работу – возвращать из забвения героев Отечественной войны 1812 года. Людей, чьи имена золотом их орденов вписаны в историю нашей страны. Но те, кому просто по факту своего жительства, надлежало гордиться тем, что Богом ему дано поселиться там, где в земле лежат кости великих воинов, обливали помоями фраз, тех, кто пытался вернуть им их же историю.

На площади близ сельского дома культуры рядом с остатками фундамента разрушенной церкви были обнаружены три захоронения. Первое было атрибутировано, как могила священника конца 19 века, частично разграбленное. А точнее – у настоятеля храма Трех Святителей исчез наперсный крест.  Цепочка с разогнутым кольцом указывала, что первоначально он был на груди священника. Заложив досками захоронение, мы снова засыпали  могилу. Отец Павел отслужил панихиду. Осталось только поставит крест.

Второе захоронение, располагавшееся прямо под дорожкой, по которой местные жители ходили в местную столовую, оказалось  парное, предположительно оно принадлежало семье Кумшатских – одних из владельцев слободы Дячкина в 19 веке. Оно явно не было тронуто. Впрочем, расхитителям там не чем было поживиться. Мужчина и женщина были похоронены скромно в одних смертных рубахах. Только гроб мужчины был когда-то обит материей и украшен галунным крестом. Крест сохранился, а вот от обивки остались лишь многочисленные гвозди. И это захоронение после панихиды, заложили досками и засыпали. Пока мы не нашли тех, ради которых и затеивалась вся эта экспедиция.

Третье захоронение мы искали долго, тыкались в разные места, как нам казалось, наиболее подходящие для захоронения генералов. Но все безрезультатно. Местные жители своими корректировками только затрудняли поиски и сбивали с толку. Было это не просто, причем не только, а точнее, не столько, физически, сколько душевно. Всем участникам экспедиции, а прошли через нее 48 кадет и воспитанников корпуса, пришлось столкнуться не только с тяжелыми земляными работами, но и с негативным отношением местного населения, так, в большинстве своем, и не понявшего значения нашего труда. Как только нас не обзывали: и гробокопателями, и осквернителями могил, и святотатцами, и черными следопытами. Не осталась в стороне и местная пресса, и даже интернет. Там тоже не скупились на далеко не лестные эпитеты и на… ложь. Ложь голую, неприкрытую. Чувствовалось, что за всей этой атакой стоит кто-то очень влиятельный и столько же заинтересованный в сокрытии тайны генеральских могил.  Потому что, чем больше мы работали, тем более явно становилось, что фонтано-клумба здесь неспроста, и форма ее не случайна, и трогать ее местная администрация не дает с упорством, достойным лучшего применения, не просто так. Действительно, клумба с бетонным дном накрывает восточную часть храма Трех Святителей. Поэтому «привязаться» на местности крайне сложно: параметры и контуры храма не известны, а данные о могилах есть только по отношению к той, или иной стороне храма.

А работать приходилось все трудней еще и из-за погоды, и от того, что много времени и сил уходило на приведение в первоначальный вид того, что раскопано было за день, чтобы завтра снова начать с нуля. Но таковым было требование местной власти. Кстати, за исключением одного участника нашей экспедиции больше ни один житель Дячкина не помог ни чем. Из расположенной напротив школы учителя истории мы так и не дождались, напрасно считая, что ему это должно быть интересно. Отвергли нас и завуч с  директором – им это тоже не нужно. И даже обычное женское любопытство не смогло заставить их просто подойти и заглянуть: что там делают эти приезжие.

Главная находка оказалась, как в романе, под конец. Третье захоронение сдавалось очень тяжело. Склеп, обложенный кирпичом, был полностью заполнен битым кирпичом и другими остатками снесенного храма и усыпальницы. А местные старожилы вещали о склепе со стеклянным потолком, в котором они видели людей в мундирах и сапогах. После нескольких часов тяжелого ручного труда мы наконец-то обнаружили захоронение, наиболее пострадавшее от разграбления. Оно содержало останки, как минимум, троих людей. Один из них был одет в казачий генеральский мундир. По остаткам зеленого сукна и золотому шитью можно предположить, что это мундир генерала Донской артиллерии – предположительно А.А.Карпов. Второй был одет в мундир придворного (камер-паж, камер-юнкер, камергер). Хорошо сохранилась часть шитья и несколько пуговиц мундира. Видно было, что грабители побывали и тут. Покойный лежал на боку и те элементы мундира, которые были сверху –  ободраны. Те же, что оказались снизу – уцелели. Мундир придворного серьезно смутил нас, ибо его-то мы никак не предполагали найти. Велико было искушение –враз закончить все труды: один – Карпов, второй – Дячкин, третий – Греков. Но от такого расклада пришлось сразу,  же отказаться. На чин камергера из этих генералов не мог претендовать ни один. Ближе всех к этому стоял А.А.Карпов, как генерал-лейтенант и предводитель Донского дворянства. Но чтобы получить почетного камергера, нужно было быть предводителем, не менее  трех сроков по три года. У Карпова же срок только один. К тому же тогда пришлось бы отказаться от версии, что зеленый с золотом артиллерийский мундир тоже принадлежит ему. Ну не хоронили же его в двух мундирах, к тому же на разных людях. Потом выяснится, что чина  камергера  достиг потомок Акима Акимовича Карпова. Значит – это усыпальница Карповых. Останки третьего человека обнаружились совершенно случайно, когда стали расчищать юго-восточный угол гробницы. Похоже, что останки были свалены в могилу вместе с мусором, очевидно через пролом или проход в перекрытии. Поэтому они лежали хаотично вперемешку с битым кирпичом, шарами, напоминавшими пушечные ядра, явно – элементы ограды, кусками надгробной плиты и еще чем-то, что было когда-то усыпальницей героя. Наличие частей генеральского  шитья другого образца, а также неверно сросшейся лучевой кости позволяет предположить, что это останки П.М.Грекова, имевшего подобную травму. Но тогда мы так и не знаем пока, где могила главного героя, сына основателя поселения Григория Андреевича Дячкина, имя которого и привело нас в этот населенный пункт.

Теперь слово за учеными. Ученая экспертиза должна идентифицировать останки. А затем предать их земле согласно их статусу и заслугам. Мы свою часть работы выполнили: на предполагаемой могиле генерала Дячкина, его знаменитых сослуживцев и односельчан были установлены кресты и отслужена панихида. Затем было освящено памятное знамя «Храброму донскому Дячкина полку» (точная копия знамени, коим награжден был полк за заслуги в 1812 году). В завершении церемонии кадеты отдали воинские почести великим землякам, пройдя торжественным маршем.

DSC_0164 DSC_0175 DSC_0193 DSC_0215 DSC_0247а DSC_0268 DSC_0277 DSC_0297а DSC_0315 DSC_0324 DSC_0328 DSC_0344 DSC_0354 DSC_0951 (2) DSC_0967 DSC_0969 DSC_1000 DSC_1013 DSC_1015 DSC_1047 DSC05585 Изображение3 Изображение15 - копия Рисунок29 Рисунок32 Рисунок33

0

Автор публикации

не в сети 12 минут

sisadmin

100
Комментарии: 0Публикации: 560Регистрация: 03-05-2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*

Comment Spam Protection by WP-SpamFree